Обществу граждан - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / Экспертные мнения / Екатерина Шульман: Политический режим. Коллективная бюрократия 

Екатерина Шульман: Политический режим. Коллективная бюрократия

Екатерина Шульман: Политический режим. Коллективная бюрократия 21 марта 2018 автор: Шульман Екатерина Михайловна

Новый проект InLiberty.ru и Кирилла Рогова «Экспертный клуб» представляет мнения экспертов о важнейших тенденциях и развилках нового политического цикла, который в силу целого ряда причин обещает быть для страны не менее драматичным, чем предыдущий.

Modus vivendi коллективной бюрократии

Трудная наука предсказания грядущего дополнительно затрудняется, если мы мыслим это грядущее как находящееся в чьей-то власти и подчиняющееся чьему-то замыслу. В этом случае вместо выявления объективных факторов, равно влияющих и на предсказателя, и на объект предсказаний, мы заняты угадыванием «сценария», просверливанием дырочки в заветной папке, где содержится план будущего.

Проживание в условиях недемократии способствует такого рода умственным аберрациям, поскольку создается ощущение, что вся реальность есть только плод деятельности начальства, а деятельность начальства есть производное от его замыслов, явных или тайных. И кто проник в замыслы, тот и овладел безальтернативной картиной будущего. В этой цепочке рассуждений сразу несколько логических ошибок, и можно только удивляться, как адепты этой веры одновременно удерживают в голове идею начальственного всемогущества и неэффективности, силы и хрупкости, устойчивости и кризиса.

Исследователь должен задавать себе не вопрос «что они задумали?», а вопрос «что будет происходить по объективным причинам, вне зависимости от того, кто что задумал?». Позволю себе напомнить собственный прогноз, адресованный Фонду «Либеральная миссия» в октябре 2015 года:

«Коллективная бюрократия всегда делает не то, что требуется, а то, что может: в любой ситуации она может оперировать только теми инструментами, которыми располагает. Что же она может, и что мы в ближайшее время увидим?

1. Не вести войну, но увеличивать бюджетные расходы. Скудеющий бюджет будет все решительнее перераспределяться в пользу силовой бюрократии. Но это может прикрывать политику ровно противоположного характера: постепенное сворачивание всякой военной активности на украинском направлении.

2. Не вести изоляционистскую политику, но усиливать изоляционистскую риторику. Антизападная и в особенности антиамериканская пропаганда будет нарастать по тону и объему, но реальные политические шаги могут делаться в противоположном направлении.

3. Не выстраивать репрессивный аппарат, а проводить точечные репрессии. Они будут направлены на публично-политическую, гражданскую и гуманитарную сферы. Это те области, где у государства есть власть и ресурсы и где низка вероятность организованного сопротивления. При этом подобные репрессии, при небольших затратах, вызывают огромный резонанс и служат цели режима: минимальной ценой произвести парализующее впечатление „тоталитарности“.

4. У системы все меньше средств поддерживать дисциплину бюрократии, в особенности силовой. Хотя она до последнего будет прилагать максимум усилий, но чем дальше, тем больше система будет вынуждена отпускать отдельные отряды бюрократии „на вольные хлеба“. В этих условиях реальной перспективой для нас является не „раскручивание маховика репрессий“, а рост дезорганизованного полулегального насилия со стороны тех, кого еще Белинский определил как „корпорацию служебных воров и грабителей“. Ведомственные и бюрократические кланы будут все громче заявлять себя в публичном пространстве, внутриэлитные конфликты будут выноситься на публику».

Разумеется, все эти предсказания сбылись; обозначенные тенденции слишком очевидны. Они же будут характеризовать внутриполитическую динамику России в ближайшей исторической перспективе. К ним прибавятся и будут взаимодействовать с ними еще ряд процессов, определяемых тремя базовыми факторами: экономической ситуацией и социальной реакцией на нее, старением политической машины и внешнеполитической конъюнктурой.

Проблема трансфера

Для политико-административного класса главная тема уже наступившего политического цикла — это трансфер власти. Через некоторое время политическая система осознает, что полный объем власти, которым располагал действующий президент, не может быть передан какому-то одному человеку. Более того, этот объем уже не находится в руках президента полностью, а распределен по бюрократической пирамиде, в которую входят и гражданские чиновники, и силовики, и военные, и руководители госкорпораций и госбанков.

По краям этой пирамиды располагаются прокси-агенты: наемники, хакеры, провластные пропагандисты, добровольные убийцы «перебежчиков» и «предателей», полугосударственные вооруженные формирования, подчиненные руководителям некоторых национальных республик, и многие другие. Изнутри систему расшатывает все более и более свирепая конкуренция силовиков, снаружи — плохо контролируемая активность тех, кого профессор Марк Галеотти назвал ad hoc agents.

Это проблемы следующего политического цикла, которые система должна для себя решить, чтобы сохраниться.

Оптимистический сценарий тут тот, который в политологии называется «пробуждением спящих институтов» в комбинации с любыми формами внутриэлитных договоренностей по образцу пакта Монклоа или Великой хартии вольностей. Для этого потребуется осознание элитами необходимости каких-то иных гарантий неприкосновенности жизни и собственности, кроме надежд на верховного хранителя внутриэлитного баланса. Пессимистический — война всех против всех с привлечением воюющими сторонами негосударственных агентов насилия — любых вариантов парамилитарис, корпоративных и/или региональных. Реалистический сценарий — комбинация первого и второго, уничтожение тех акторов и групп интересов, которые сумели восстановить против себя всех остальных, и договоренности между оставшимися.

«Люди — новая нефть»

Неизбежной реальностью следующей политической каденции станет воплощение в жизнь лозунга «Люди — это новая нефть». Даже при относительно стабильных ценах на углеводородное сырье поиск новых устойчивых источников финансирования самой себя будет занимать систему, чей базовый рабочий механизм — извлечение и распределение ренты. Таким источником могут стать только имущество и доходы граждан, а методами экстракции — налоги на недвижимость, землю, коммунальные тарифы, вовлечение граждан в кредитную петлю, обложение «самозанятых», то есть любых небюджетников, акцизы и штрафы.

Ограничителем этих поисков является страх перед организованным протестом. Подати, изъятия, коммерциализация общественных благ и протесты против всего этого — основные социальные сюжеты следующих нескольких лет. В перспективе это усилит навыки гражданской самоорганизации, подобно тому как московский протест против реновации мультиплицировал усилия и связи районных и жилищных активистов и привел к победе независимых кандидатов на муниципальных выборах 2017 года.

Судя по тем данным, которые мы имеем, динамика общественного мнения повторяет траекторию 2008–2011 годов, то есть последовательность «кризис — адаптация — недовольство». Кризис, отразившийся на уровне жизни людей, начался с осени 2014 года. Рост числа трудовых протестов зафиксирован с того же момента, с пиком в 2016 году и сглаживанием динамики роста (но не падением!) в 2017-м. То есть только после адаптации к просевшему уровню жизни у людей появляются некое время и ресурсы на то, чтобы быть недовольными и это недовольство демонстрировать.

На следующем этапе политического развития преимущество будет иметь обобщенно левая, социальная политическая повестка, повестка справедливого распределения общественных благ и равного доступа к ним.

«Запирание» элиты

Внешнеполитическая конъюнктура будет воздействовать на внутриполитическое положение в России не в качестве стимулятора «закручивания гаек» или милитаризации. Все закручивание, на какое система была способна, она продемонстрировала с 2012 по 2015 год; дальше росла не репрессивность, а хаотичность реакций и самодеятельность силовых кланов и прокси-агентов. Что касается милитаризации, то ее пик, с точки зрения параметров расходов федерального бюджета, пройден в 2016 году и в ближайшие три года планируется только их плавное снижение.

Внешнеполитическая токсичность России и всего, что с ней связано и от нее исходит — капиталов, людей, информации, — приводит к систематическому вскрытию российских «схронов» по всему миру: от «панамских бумаг» и олимпийских пробирок до аргентинского кокаина и сирийских ЧВК. То, на что десятилетиями закрывались глаза, перестало быть приемлемым и терпимым. В этом отношении более характерным является даже не политизированные кейсы русских хакеров или наемников, а случай с сенатором Керимовым и первые заморозки средств на счетах участников «кремлевского доклада». Реакцией Великобритании на очередное отравление бывшего российского агента на своей территории неизбежно станет политика конфискаций недвижимости и активов «токсичных собственников», точно так же как Франция в итоге процесса над Керимовым и его местными enablers частично или полностью конфискует приобретенную им недвижимость.

Такое развитие событий в оптимистическом варианте способно подтолкнуть чаемую «национализацию элит» и поневоле привести запертых в границах РФ крупных собственников к мысли о необходимости каких-то местных гарантий неприкосновенности своей жизни и собственности, если уж Лондонский суд и Стокгольмский арбитраж стали недоступны. В пессимистическом сценарии этот процесс не оставит в России иных источников доступа к ренте, кроме прямой или косвенной госслужбы. Однако госслужащие любого уровня также не защищены от силовых репрессий, как и коммерсанты — даже в том случае, если они сами являются членами силовых групп и акторами правоохранительного насилия. Что сводит описанную проблему к предыдущей.

Источник: InLiberty.ru

Школа гражданского просвещения может не разделять некоторые взгляды и оценки, высказанные ее экспертами и авторами



нет комментариев




Путь : Главная / Экспертные мнения / Екатерина Шульман: Политический режим. Коллективная бюрократия
107031 Россия, Москва,
  ул. Петровка, дом 17, стр. 1
Рейтинг@Mail.ru