Обществу граждан - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / Экспертные мнения / Максим Беляев: Жизнь с нуля. Воспользуемся? 

Максим Беляев: Жизнь с нуля. Воспользуемся?

Максим Беляев: Жизнь с нуля. Воспользуемся? 05 августа 2020 автор: Беляев Максим Анатольевич

Интервью с руководителем Центра примирительных технологий и общественного взаимодействия БГПУ им. М. Акмуллы (Уфа) и выпускником Школы Максимом Беляевым.

-Любое испытание, которое посылается человеку – а в нынешних условиях и всему обществу, – требует осмысления. И первое, что многим приходит в голову: это кара за бездумное отношение к природе, погоня за техническим прогрессом...

– Я так не думаю. Прогресс неизбежен, но не «прогресс» в понимании ученых эпохи Просвещения, когда следующее поколение будет лучше, мудрее, здоровее, а прогресс как изменение, развитие. Причем не обязательно в лучшую сторону. Поэтому карантин – хорошая возможность сказать себе «стоп», подумать, куда ты бежишь, сосредоточиться на главном: жизни и здоровье родных и близких. И в то же время отпустить все ненужное, обременяющее, надуманное. Вирусу все равно, какой модели ваш телефон или марка автомобиля, главное – чтобы вещь выполняла свою основную функцию. Но, как любое кризисное явление, ковид подстегнул новый виток технического прогресса. Это онлайн-платформы для общения, обучения, взаимодействия. Сегодня не выходя из дома можно в прямом смысле слова общаться со всем миром. Мне как человеку, который проводит обучение медиации и примирительным технологиям буквально по всему миру, в разных регионах и государствах, с разными визовыми режимами, все эти новшества в области онлайн-общения как бальзам на душу.

Сегодня, чтобы провести конференцию или обучающий семинар с участниками из разных регионов и государств, достаточно просто нажать кнопку на ноутбуке. Добавьте сюда свободное время и другие высвобожденные ресурсы, появляющиеся за счет проезда, перелетов, гостиниц, кофе-брейков и т.д. Ведь все это можно направить на что-то другое. И здесь выбор за каждым из нас.

– Как вы относитесь к конспирологической концепции «золотого миллиарда»? Играет ли пандемия на мельницу этой теории?

– Скорее, наоборот. Запад пострадал ничуть не меньше, чем страны третьего мира. Вирус не обращает внимания, из какой ты страны, не выбирает определенную социальную прослойку, ему все равно, какой ты расы и национальности. Уязвимы стали все: и житель Кабула, и житель Нью-Йорка, и руководители государств, и просто граждане.

– С чем, на ваш взгляд, связано, с одной стороны, неверие в кровожадность вируса, отрицание проблемы, граничащее с безрассудностью, а с другой – паническое настроение, ожидание конца мира?

– Начнем с того, что мы живем в уникальное время. 75 лет мир живет без войны. Вы скажете: а Афганистан, Югославия, Ирак…? Да, война идет, но она скрытая. Большинство граждан России, США и Евросоюза не видят трупов на улицах разрушенных городов, не знают голода, не ощущают отсутствия элементарных удобств. Четвертое поколение растет в условиях мира и постоянного роста благополучия. И очень многие думают, что это норма. Но давайте вспомним историю. К сожалению, время войн составляет огромный кусок жизни предыдущих поколений. Повседневная практика современного человека – это забота со стороны государства и общества о базовых нуждах человека: отсутствие голода, медицинское и социальное обслуживание, образование и воспитание детей, необязательность иметь детей и заводить семью (можно прожить и без них), продолжительность жизни и куча свободного времени. Сегодня мы воспринимаем это как данность. Вот в таком состоянии нас застал коронавирус. И вдруг все изменилось: ввели ограничения, образ жизни человека претерпевает трансформацию и физическую (ограничение перемещения, не надо ходить на работу, более того – нельзя!) и психологическую (СМИ, тиражирующие страшилки о вирусе, фейки, разъезжающие по улице машины с громкоговорителями). И самое главное: неопределенность. Никто определенно не знает, что это за инфекция и когда она закончится. Причем не знают ни у нас, ни у них (в Китае или в Америке).

Но как говорят социологи, нет более прочного материала, чем «повседневные практики». Это то, что люди делают каждый день, что делали их предки независимо от того, война на дворе или мир, светит солнце или идет дождь – продолжают жить. Карантин карантином, но кушать хочется всегда. Именно это позволяет человеку в момент неопределенности растить детей, работать.

Но когда у тебя много свободного времени, неопределенность завтрашнего дня, плюс собственные страхи – все это элементы панического настроения. Нужно отметить, что наши соотечественники достойно перенесли время карантина.

– Мы живем в стране, где выражение «непростые времена» стало по сути синонимом слова «жизнь». И мы к этим временам давно привыкли. Достоевский считал, что у людей накапливается усталость от мирных лет, не хватает какого-то потрясения. Так, может быть, пандемия и есть эта эмоциональная встряска?

– Соглашусь, в свете того, что мы (по крайней мере, люди моего поколения) пережили распад Советского Союза, а наши бабушки и дедушки прошли Великую Отечественную войну – у нас были «непростые времена». И очень хочется верить, что враг у нас один – вирус. Я, наверное, идеалист, но со времен Великой Отечественной не наблюдал такой кооперации между странами в борьбе с врагом-вирусом. Очень хочется верить, что сотрудничество продолжится.

– Мир не будет прежним – об этом пишут все и вся. Но так ли это? Может ли вообще измениться человеческая природа?

– Конечно, мир меняется. Ковид открыл глаза на некоторые вещи. В первую очередь, возвратил гигиенические привычки. Мыть руки, а теперь еще и лицо с мылом, возвращаясь домой с улицы, всегда хорошо. Опять же общение онлайн с родственниками, друзьями, коллегами по работе. Не надо никуда лететь, ехать, загрязнять окружающую среду или делить офисное пространство на работе, как следствие – никаких конфликтов в школе, в институте (между учениками и преподавателями). Конечно, живого общения не заменить, но частично, уверен, дистанционка станет обычной практикой современного общения.

Еще плюс. Госуслуги. Все можно делать с компьютера. Не надо стоять в очередях. Список можно продолжить. Но главное, что принес кризис, – ценность живого общения, радость обняться, заглянуть в глаза, оказаться за одним столом.

– Вы занимаетесь медиацией, семейной медиацией. Не все знают, что это такое.

– Это точно не медитация (смеется). Медиация это когда переговоры между участниками конфликта пришли в тупик, и появляется третье нейтральное, независимое и беспристрастное лицо.

– Третейский судья?

– Нет, медиатор не судья и не эксперт, он не дает советов, его основная задача – выстроить диалог, коммуникацию между участниками конфликта. А уж как им дальше жить и что делать – это решают сами стороны.

Весь XX век общество и государство «национализировало» конфликт у своих граждан. По этому пути шло и российское, и западное общество. Посмотрите, какое количество специальных институтов сегодня, которые рассматривают наши конфликты: суды, правоохранительные органы, государственные и муниципальные органы (не счесть) и количество их будет множиться. Потому что социальная структура общества развивается и усложняется.

Сто лет назад большую часть конфликтов человек решал либо сам, либо в общине, либо в церкви (мечети). Но с каждым новым витком «прогресса» он терял навыки элементарного конструктивного разрешения конфликта с родными, близкими, соседями. Например, сегодня жителю многоквартирного дома легче написать жалобу на соседей, делающих ремонт, чем встретиться и самостоятельно договориться о времени проведения работ. Поэтому потребность в услугах медиатора будет только расти.

Благодаря проекту Фонда президентских грантов «Территория примирения» с этого года в каждом городе и районе нашей республики можно бесплатно пройти процедуру семейной медиации и урегулировать свой конфликт в семье.

Когда мы будем выходить из режима повышенной готовности, объективно социальное напряжение в обществе будет нарастать – в первую очередь из-за неопределенности. Поэтому социальная медиация может выступить как профилактика снижения социальной напряженности и разрешения социальных конфликтов.

– Это время выявило и еще одну тенденцию: как непросто в рамках одной семьи сосуществовать длительное время всем вместе.

– Никто не был готов оказаться лицом к лицу с родными 7 дней в неделю, 24 часа в сутки. В режиме онлайн мы провели по всей республике огромное количество процедур семейной медиации. И не понаслышке знаем о семейных конфликтах в это время. И знаете, к какому выводу мы пришли? Карантин пошел на пользу. (Как я говорю про свою семью: мы пережили медовый месяц).

Вместо огромного количества разводов, как в Китае, российские семьи сосредоточились на совместном решении проблем. И этому есть ряд объяснений. Понятие «семья» претерпело за последние 50-70 лет определенную трансформацию. Раньше оба родителя жили вместе с детьми, рожденными в браке, мать была домохозяйкой, а отец – кормильцем, как правило, с ними вместе жили еще дедушки и бабушки. Если взглянуть на «семью» еще глубже, в «глубь веков», то она всегда была экономическим объединени­ем, которое брало содержание детей и стариков на себя. Сегодня на смену «экономическому соглашению» в качестве основы брака пришла идея романтической любви. Что, безусловно, поменяло содержание понятия. Большинство сегодняшних семей основаны на эмоциональной связи или близости. Никогда в прошлом брак на этом не основывался, эмоциональный контакт был только важным элементом удачного брака, но не его фундаментом.

Более того, в традиционной семье супружеская пара была лишь частью, и зачастую не самой главной частью, ее структуры. Связи с детьми и другими родственниками в по­вседневной общественной жизни имели не меньшее, а то и большее значение. Сегодня именно пара, состоящая в офи­циальном браке, является ячейкой общества. Она заня­ла центральное место в семейной жизни по мере сниже­ния экономической роли семьи и превращения любви, а точнее — любви и сексуального влечения, в основу заключения брачных уз.

Эмоции и сексуальное влечение – не столь прочный материал. Поэтому фундамент многих семей трещит по швам. Но, как часто бывает, именно общие трудности, вызванные ковидом, объединили или даже сохранили наши семьи. Супруги наконец-то услышали друг друга, узнали, что хочет другая сторона, услышали своих детей в буквальном смысле слова. И это, безусловно, положительный момент карантина. Самоизоляция дала время побыть с самим собой, определиться, куда идти дальше. Произошло некое обнуление. Начать жить заново – такая возможность дается не каждому поколению. Почему бы ее не использовать?

Источник



нет комментариев




Путь : Главная / Экспертные мнения / Максим Беляев: Жизнь с нуля. Воспользуемся?
107031 Россия, Москва,
  ул. Петровка, дом 17, стр. 1
Рейтинг@Mail.ru