Обществу граждан - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / Библиотека / Материалы / Натали Нугайред: Приблизить Европу к гражданам 

Натали Нугайред: Приблизить Европу к гражданам

Натали Нугайред: Приблизить Европу к гражданам 24 сентября 2018 автор: Редакция сайта editor

Хочу поговорить о состоянии гражданственности в странах Европы, так как сегодня это вопрос, который меня очень интересует. Одна из причин в том, что в газете «Гардиан» мы инициируем новый проект в режиме онлайн, который называется «Европа сегодня». Мы хотим в рамках этого ресурса услышать голоса не только из стран Европейского союза, но и из стран Европы, не входящих в Евросоюз, включая Россию. Люди, как мы надеемся, вступят в беседу о ценностях, о том, как меняется наше общество, об опасностях популизма, о неолиберализме или антилиберализме, о новых технологиях, которые меняют нашу жизнь. Когда мы говорим о Европе, мы часто думаем о сложных институтах, таких, например, как Еврокомиссия, как национальные правительства, различные международные организации. Мы в «Гардиан» пытаемся увидеть Европу в человеческом измерении, на уровне отдельных граждан. Нам кажется это важной задачей, потому что Европа, как, по сути, и весь мир, в последние годы находится под прессом серьезных проблем. Назову несколько: кризис Еврозоны, миграционный кризис, беженцы, рост популизма и восхождение популистских правительств в странах Евросоюза, которые зачастую не уважают принципы Европейского клуба государств; проблемы на Ближнем Востоке и терроризм, проникающий в Европу; конфликт на Украине и роль России; политика, экономика... Зачастую эти вопросы обсуждаются на экспертном уровне, тогда как мы пытаемся вовлечь в дискуссию обычных граждан. Проект объединенной Европы насчитывает 60 лет, но мы часто испытываем смятение в отношении векторов европолитики. При этом речь в целом идет о двух типах критики. Европу критикуют за слабость, за отсутствие решительности, за невысокие результаты в решении вопросов беженцев, например, или проблем экономики. Но есть и другой взгляд: европейское общество — это бюрократический монстр, который порабощает народы и пытается контролировать жизнь граждан. Эти два конфликтующие нарратива стыкуются, нет логики, которая позволила бы этим сценариям уживаться. Надо признать вместе с тем, что и в том, и в другом есть определенное содержание. Действительность всегда сложнее, и как журналисты мы должны пристальнее всматриваться в сложный, многогранный мир. Если есть какой-то принцип, которому я советовала бы следовать молодым журналистам, чтобы понять, способны ли они овладеть ремеслом журналиста, — это именно комплексный взгляд на мир, осознание того, что упрощение — враг ясного мышления. Поэтому эти два нарратива, два типа восприятия Европы конфликтуют и в нашем сознании. Невежество в отношении того, как функционируют европейские институты, не улучшает ситуацию. Многие французы попросту не знают, как они работают, не знают, как работает Европейская комиссия, на чем основана система балансирования различных интересов в Европарламенте, чем занимается комитет министров Европейского совета и т.д. Словом, очевидна неосведомленность европейцев в отношении европейских институтов, которые созданы в соответствии с международными договоренностями, и, в частности, Лиссабонского договора, подписанного в 2007 году. Подобная структурная сложность придает Европейскому союзу сложность дефиниции, потому что это не федерация и не межправительственная организация, это гибридный, никогда ранее не существовавший уникальный проект, в соответствии с которым национальные государства добровольно отдают часть своего суверенитета для достижения общих целей.

Какова в этом уравнении роль граждан? В недавние годы, когда Европа подвергалась череде потрясений, раздавались голоса о том, что Европейский союз не выживет, перестанет существовать, Брексит, например, во многих частях мира называли первой стадией распада ЕС. Нас это, конечно, волновало в плане противоречий между восточными и западными государствами Союза, между севером и югом Европы, с точки зрения, например, задолженности и финансовой состоятельности южных стран. Все эти области напряжения и противоречия становились предметом озабоченности будущим ЕС. Мне кажется, одна из причин, почему ЕС до сих пор существует, состоит в том, что граждане очень разных государств хотели жить в составе единой Европы. Нам, журналистам, очень часто приходится иметь дело с плохими новостями, это часть нашей профессии. Мы, в частности, наблюдаем за ростом национализма, популизма, нетерпимости, ксенофобии. Мы наблюдаем все эти малоприятные процессы, противоречащие идеям европейского проекта. При этом мы недостаточно обращаемся к теме убеждениий граждан, которые, в общем-то, и сделали возможным европейский проект. А по всей Европе немало тех, кто как раз защищает эти основополагающие ценности.

Позвольте также сказать несколько слов об Украине. Украина — не член ЕС, но заинтересована во вступлении в Союз. Я помню, что в 2014 году мы слишком поздно поняли, что люди вышли на майдан за право ассоциации с ЕС, и мы знаем, что это привело к гибели людей. Мне кажется, что именно в это время многие европейцы впервые, может быть, задумались о том, что люди, вышедшие на демонстрацию в Киеве, готовы были жертвовать жизнью за право стать частью европейской семьи государств. И в Европейском союзе сегодня есть люди, которые хотя и не жертвуют жизнью, просто потому что ситуация не требует этого, однако готовы защищать идеи европейского проекта.

Недавно мы, например, видели в Румынии демонстрации сотен тысяч людей против коррупции, в поддержку плана правительства ужесточить законы привлечения к уголовной ответственности. Я помню фотографии людей на площади Бухареста: огромное стечение людей с факелами, с вырезанными из картона фигурками, символизирующими коррумпированных политиков, в том числе в тюремных робах. Румыния уже несколько лет в ЕС, но в этой стране и сейчас сражаются за ценности, которые так или иначе связаны с их членством в ЕС. Мы видим то же самое в Польше. Упомяну, например, демонстрации польских женщин во многих городах Польши за равноправие, равные права с мужчинами, за право на аборт и против ультраконсервативного правительства, которое, как известно, стремится вернуть страну в традиционалистское русло, которое находится в довольно жестком противоречии с политикой многих правительств Евросоюза.

Или возьмем пример Венгрии, где господин Орбан открыто противостоит ряду принципов Европейского союза. Через несколько месяцев в Венгрии пройдут выборы, и там есть движение за страну для всех, и в частности за избирательный закон, который был бы справедливым и гарантировал отсутствие манипуляций. Подобные движения мы видим в разных странах.

Даже в Скандинавии, где отмечается рост национал-социалистических партий и движений, мы наблюдаем мобилизацию населения против крайне правых. Некоторые из числа крайне правых организуют патрулирование улиц для выявления незаконных мигрантов. Но в ответ возникла интереснейшая инициатива граждан, которые в шутовских одеждах присоединялись к этим патрулям и танцами рядом с ними дискредитировали эту идею. Нам кажется, что, создавая в нашей газете трибуну для граждан — сторонников европейских ценностей, мы сможем лучше слышать, понимать и объединять их.

Прежде чем завершить это сообщение, разрешите зачитать фрагмент из одного выступления. Это, мне кажется, один из лучших аргументов в защиту европейского проекта. После того как я прочитаю несколько фраз, скажу, кто произнес эту речь в 2016 году в Ганновере. На мой взгляд, здесь выражены мысли, которые важны для всех граждан объединенной Европы: «Я говорю вам, народы Европы, не забывайте о том, кто вы. Вы наследники борьбы за свободу. Вы — немцы, французы, голландцы, бельгийцы, люксембуржцы, итальянцы и британцы, люди, которые поднялись над старыми конфликтами и объединили Европу в союз. Вы — поляки из «Солидарности», защитники «бархатной революции» в Чехии, Словакии, вы — латыши, литовцы, эстонцы, взявшись за руки, двинулись к свободе. Вы — венгры, австрийцы, преодолевшие границу колючей проволоки. Вы — берлинцы, которые наконец снесли эту стену. Вы — народы Мадрида и Лондона, которые испытали удары террористов, но отказались жить в страхе. Вы — парижане, пережившие ужас «Батаклана», люди Брюсселя, в том числе бельгиец, который говорит, что нужно больше понимания, больше диалога, больше гуманности. Вот кто вы. Соединенные вместе, вы и есть Европа, единая в разнообразии».

К сожалению, человек, который произнес эту речь, был неевропейским лидером. Как вы думаете, кто ее произнес?.. Это был президент Обама. Это было во время его последнего посещения Европы в апреле 2016 года. Никто, в общем-то, не ожидал, что следующим президентом США будет господин Трамп. То, что я зачитала, это фрагмент из последней большой речи Обамы. У европейских лидеров, на мой взгляд, не достает красноречия для подобных речей. Кроме разве что утомительного анализа европейских институтов, хотя это, конечно, важно. Жан Монэ, один из основателей Европейского союза, однажды сказал: «Без человека нельзя ничего сделать, ничто невозможно без человека — мужчины или женщины. Ничего не прибудет из институтов». Да, конечно, институты, важны, но все мы из разных стран Европы, входящих в ЕС или находящихся в сопредельных частях, и мы должны сделать из этого континента землю, комфортную для всех и служащую человеку примером.

Выступление на семинаре Ассоциации школ политических ис- следований Совета Европы 24 января 2018 г. в Оксфорде (Великобритания).

Источник: "Общая тетрадь", Номер № 74 (1-2) 2018

Школа гражданского просвещения может не разделять некоторые взгляды и оценки, высказанные ее экспертами и авторами



нет комментариев




Путь : Главная / Библиотека / Материалы / Натали Нугайред: Приблизить Европу к гражданам
107031 Россия, Москва,
  ул. Петровка, дом 17, стр. 1
Рейтинг@Mail.ru