Обществу граждан - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / Библиотека / Материалы / Дэниел Трейсман: Модернизация, демодернизация и генерал Франко 

Дэниел Трейсман: Модернизация, демодернизация и генерал Франко

Дэниел Трейсман: Модернизация, демодернизация и генерал Франко 06 декабря 2018 автор: Трейсман Даниэль

Тектонический разрыв

В промежутке между 1999 и 2011 годами Россия переживала быструю модернизацию. Изменения происходили по многим направлениям — экономическим и социальным. В то же время политические практики в эти годы становились последовательно все менее открытыми и демократичными. В протестах против фальсификации парламентских выборов 2011 года естественно видеть результат этой противоречивой динамики предыдущих лет, когда тектонические платы в разных сферах двигались в противоположных направлениях, и в итоге политические практики, конечно, не соответствовали уровню модернизации общества. Поэтому цель Кремля во время третьего президентского срока Владимира Путина (2012–2018) очевидно заключалась в том, чтобы преодолеть этот разрыв и заморозить или обратить вспять процесс социальной модернизации, чтобы общество больше соответствовало тому закрытому, авторитарному стилю управления, которого придерживалось политическое руководство.

Насколько успешной была эта политика? Через шесть лет можно дать предварительный ответ. Что действительно остановилось за эти годы, так это, похоже, экономический рост. ВВП на душу населения в 2017 году был почти таким же, как и в 2012-м, будь то в реальном выражении или в долларах, пересчитанных по паритету покупательной способности. Реальные располагаемые доходы населения в 2017 году были на 3% ниже, чем в 2011-м, и на 7% ниже, чем в 2012-м.

Однако, несмотря на экономическую нестабильность и стагнацию, различные показатели социальной модернизации продолжали расти. Средний уровень образования, который и так был чрезвычайно высок по международным стандартам, еще больше повысился (число имеющих высшее образование среди нанятых работников увеличилось с 30% в 2011 году до 34% в 2017-м). Доля домохозяйств, располагающих автомобилями и несколькими телевизорами, была значительно выше в 2017 году, чем в 2011-м, что говорит о расширении среднего класса: 170 и 50 в 2011-м против 190 и 58 в 2017-м соответственно.

Несмотря на внешнее противостояние вокруг Крыма и Сирии, за эти годы россияне не стали совершать меньше поездок за рубеж. Количество поездок достигло максимума в 2013 году, а затем временно снизилось. Но в 2017 году россияне совершили на 5 миллионов поездок за границу больше, чем в 2011 году.

Особенно заметен постоянный рост использования информационных технологий. Владение компьютерами выросло за эти годы. В период между 2011 и 2017 годами соотношение количества сельских домохозяйств и компьютеров в их распоряжении уменьшилось с 2 до 1. Число активных sim-карт, и так уже очень высокое, выросло еще больше. Использование интернета и социальных сетей резко возросло.

Все эти показатели довольно грубы, но в целом говорят о том, что средний класс увеличивается (с точки зрения собственности на товары длительного пользования), российское общество становится более образованным и расширяет свой доступ к технологиям, которые позволяют осуществлять независимый поиск информации. Конечно, невозможно вывести из этого простые линейные предсказания о последствиях для мировоззрения россиян и политической сферы. В любом случае, шесть лет — это слишком короткий период для того, чтобы обнаружить изменения в ценностях.

Но есть определенные резоны думать, что растущая информационная искушенность российских граждан снижает эффективность манипулирования информацией со стороны властей. Хотя телевидение остается ведущим источником информации для россиян, его позиции несколько ослабли по мере увеличения доступа к интернету. В то же время достаточно вопиющее использование телевизионных новостей в пропагандистских целях может объяснить заметное падение доверия к средствам массовой информации за последние несколько лет.

Попытки сплотить общество перед лицом внешней угрозы также могут оказаться все менее эффективными по мере того, как модернизация продолжается. При том что экзальтация по поводу исходящей с Запада угрозы России была вполне успешной во время конфронтации вокруг Крыма, сегодня россияне выглядят гораздо менее встревоженными и менее враждебными по отношению к США. Уже некоторое время они выступают за нормализацию отношений с Западом, и поддержка этой идеи сегодня чрезвычайно высока.

Непрерывность и дискретность

В целом, теорию модернизации и предполагаемые ею изменения следует понимать не как механистические, а, напротив, как вероятностные и обусловленные. Экономическая и социальная модернизация не автоматически и не сразу ведет к политическим изменениям. Вместе с тем сравнительные межстрановые данные свидетельствуют о том, что экономическая и социальная модернизация увеличивает вероятность того, что в среднесрочной перспективе в стране будут развиваться более открытые и демократические политические практики. Так, например, Карлес Бош, используя самые продвинутые, софистицированные статистические методы, обнаруживает значимую связь между более высоким уровнем дохода и политической демократизацией на горизонте 10-летнего временного периода; наши собственные расчеты дают сходные результаты, причем положительный эффект увеличивается, если мы увеличиваем временной период, в котором может произойти поворот к более демократическим институтам.

Следует, впрочем, иметь в виду, что постепенная, продолжающаяся модернизация сама по себе не вызывает поворота к демократии после прохождения какого-то определенного порога. Необходим некий дополнительный триггер — например, существенные ошибки действующего лидера или его смена. Если такой триггер возникает в случае, когда экономическая и социальная модернизация продолжалась при диктатуре, вероятность демократизации существенно возрастает.

Ярким примером здесь может служить Испания при и после Франко. В годы франкистской диктатуры страна между тем превратилась из сельского болота в 11-ю по размеру индустриальную экономику мира. Государственная система, однако, оставалась основанной на насилии и произволе. Но всего за несколько лет после смерти диктатора Испания превратилась в полноценную демократию. Случай Испании показывает, почему стандартные статистические модели часто не улавливают взаимосвязи между ростом доходов и демократизацией. За время правления Франко (1939–1976) ВВП Испании вырос в четыре раза, однако этот рост практически никак не сказывался на динамике политического режима. Но за несколько лет после его смерти страна достигла максимальных позиций в индексе демократии по методологии Polity IV, хотя экономическая динамика в эти годы была достаточно слабой. Несомненно, однако, что именно экономическое развитие в годы диктатуры подготовило почву для столь успешного перехода к демократии, хотя проявил себя этот фактор лишь после того, как диктатор сошел со сцены.

Источник: Inliberty

Школа гражданского просвещения может не разделять некоторые взгляды и оценки, высказанные ее экспертами и авторами



нет комментариев




Путь : Главная / Библиотека / Материалы / Дэниел Трейсман: Модернизация, демодернизация и генерал Франко
107031 Россия, Москва,
  ул. Петровка, дом 17, стр. 1
Рейтинг@Mail.ru