Обществу граждан - гражданское просвещение

Вспомнить пароль
Запомнить пароль
  Путь : Главная / Новости / О судейской справедливости в современной России и ее альтернативах. Репортаж о беседе с Сергеем Пашиным 

О судейской справедливости в современной России и ее альтернативах. Репортаж о беседе с Сергеем Пашиным

О судейской справедливости в современной России и ее альтернативах. Репортаж о беседе с Сергеем Пашиным 02 декабря 2019 автор: Пашин Сергей Анатольевич

Что такое справедливость с точки зрения права? В российском Кодексе судейской этики нет определения справедливости, зато всем судьям предлагается на службе обеспечивать справедливое рассмотрение дела в разумный срок, а вне службы — избегать всего, что могло бы вызвать сомнения в справедливости судебной власти. Если какие-либо вопросы не урегулированы Кодексом, то судьям надлежит следовать общепринятым принципам справедливости. «Кодекс сперва — человечность потом»,— так формулирует этот подход федеральный судья в отставке Сергей Пашин. Он рассказал о том, почему цена человеческой жизни оценивается в два судейских оклада, за что в России могут арестовать уже оправданного человека и можно ли в сложившейся системе что-то исправить.

О цене человеческой жизни в России

В случае смерти или увечий людей суды присуждают родственникам компенсации. Например, в полицейском участке был задушен мужчина — его родственники получили 250 тысяч рублей, это примерно два месячных судейских оклада. Чем руководствуются судьи, когда речь идет о цене жизни и здоровья человека? Один из критериев — размер заработка человека до смерти. Но это типичный советский критерий. Западный критерий другой — там оценивают так называемую гедонистическую стоимость жизни, сколько удовольствия человек получил бы от жизни, если бы не был убит. Разумеется, речь идет о миллионах долларов. В России, видимо, столько удовольствия нас не ожидает.

Распределительная справедливость с точки зрения кары тоже работает своеобразно. Исследователи выделили четыре группы людей, к которым относятся по-другому: прежде всего, это сотрудники правоохранительных органов и чиновники — при прочих равных обстоятельствах их оправдывают чаще. Больше шансов на оправдание и у предпринимателей — они обычно могут заплатить за квалифицированную юридическую помощь. Правда, если предприниматель осужден, то его наказывают безо всякого снисхождения. И еще одна категория, которая имеет больше шансов на условное осуждение при прочих равных — это студенты.

О справедливости как «добре с кулаками»

Независимый экспертный правовой совет опросил 1402 судьи о справедливости и правах человека. На большинство вопросов анкеты судьи отвечали социально ожидаемо — за все хорошее, за Конституцию, за права человека, за справедливость. Но что обеспечивает эту самую справедливость?

86% респондентов сказали, что ее обеспечивает единоличное (а не коллегиальное) рассмотрение дел. 89% — что установлению справедливости помогает особый порядок судебного разбирательства. Что такое особый порядок? Это когда свидетелей не слушают, а доказательства не исследуются. В таком порядке в России сейчас рассматриваются две трети дел, и сказать, что он защищает права человека, я бы поостерегся. Еще 72,5% судей-респондентов сказали, что отказ от проверки алиби подсудимого способствует защите его прав. Норма о том, что если подсудимый не сообщил про алиби следователю, то он не вправе ссылаться в суде, действительно раньше была в УПК, но Конституционный суд признал ее не соответствующей Основному закону. Судьи тем временем все равно продолжали отвечать, что она защищает права человека.

Наши судьи представляют процедурную справедливость как «добро с кулаками». Зампред Мосгорсуда Дмитрий Фомин в одном из интервью сказал: «Адвокаты защищают людей, но часть из них, к сожалению так же, как часть прокуроров и судей недобросовестно относится к своим обязанностям … Адвокат превращается иногда в орудие ухода от ответственности лица совершившего преступление, то есть он не выполняет свои обязанности в соответствии с Конституцией и законом». А что же тогда должен делать адвокат в суде, как не защищать обвиняемого?! Или адвокат должен заранее считать, что человек виновен? Он должен выступать вторым обвинителем, наверное?

О суде как копировальной машине

Еще одно исследование — с помощью компьютеров изучили 780 тысяч текстов судебных решений, вынесенных в 2017-2018 годах. Среди них было обнаружено 50 тысяч решений, которые имеют более 80% совпадений хотя бы еще с одним решением. Это значит, что судьи брали другие решения и просто меняли фамилии, а то, что происходило в ходе судебного разбирательства, никакого значения для правосудия, по-видимому, не имело.

У меня есть богатая коллекция судейских мотивировок, которые вызывают удивление. И дело даже не в том, что какой-то судья написал околесицу, а в том, что вышестоящие инстанции сочли приговор законным и обоснованным.

О правосудии и буквализме

Процедурная справедливость сейчас вырождается в утрату смыслов и буквализм. Яркий пример — дело Гончарова, человека, осужденного за мошенничество. Он отсидел свой срок, добился отмены приговора и возвращения дела на новое расследование в целях реабилитации. Первое, что сделала следователь — прекратила дело за давностью. Но ему-то нужна была реабилитация. Он отказался — и был арестован. Он обратился в КС, который объяснил: не надо арестовывать человека, который уже отбыл наказание, особенно в целях его реабилитации. О чем думали следователи и судьи в этой ситуации? Я думаю, у них были представления о буквализме. Где закон запрещает арестовывать этого человека? Нигде. Значит, его надо арестовать.

В 2015 году Верховный суд принял важное постановление — о праве на защиту. В нем было прописано, что отмена оправдательного приговора по мотивам нарушения права обвиняемого на защиту не допускается. Так что же Верховный суд думает о своих судьях, если им разъясняет, что раз человека оправдали, вы уж оправдательный приговор не отменяйте, потому что ему не дали выступить с последним словом? Есть такие судьи, которые отменяли оправдательный приговор, человека снова судили по всем правилам, он получал право последнего слова, и это могло закончиться его осуждением.

Об альтернативах справедливости

Судейская справедливость отличается в России следующими особенностями:

  • патернализм — «суд лучше знает»
  • избирательность в подходах — все люди равны, но некоторые равнее
  • сниженное представление о процедурной справедливости и завышенное представление о ритуалах — если он соблюден, то не так важно что в результате получилось
  • ведомственные представления о справедливости
  • отсутствие личного нравственного выбора у судей — он вытесняется либо буквализмом, либо обращением к кураторам или председателям судов

Что может послужить альтернативой? Навести справедливость внутри судебной системы мог бы, например, суд присяжных. При царе расхождение между решениями коронных судей и присяжных составляло в среднем 7%. Сейчас это расхождение колоссальное. Например, в 2018 году суды присяжных вынесли 17,5% оправдательных приговоров. Доля оправданий в решениях обычных судов — 0,29%. Представление о справедливости народа и судей расходятся в 30 и более раз. Это значит, что задача воспитания человека с новым представлением о справедливости все-таки достигнута.

Можно ли исправить сложившуюся судебную систему?

Надо понимать, что суд — даже самый плохой — не всегда творит несправедливость. Плохо, что суд готов сотворить несправедливость, если прикажут.

По сравнению с советским периодом, судебная система профессионализировалась, появилось больше адвокатов, исчезли квоты — например, раньше на Москву было положено 1200 адвокатов и ни одним человеком больше. Что не изменилось — наличие внешних рычагов воздействия на эту систему. В начале 1990-х мы упустили возможность саморегуляции судебной системы, судья стал частью новой номенклатуры.

Даже если мы представим, что пришла новая власть, вряд ли кто-то будет на ходу исправлять эту систему. Суд во многом является той скрепой, которая не позволяет России рассыпаться. Но мы можем сделать то, что в нашей власти.

70% гражданских и 40% уголовных дел ведут мировые судьи, и первым шагом к изменениям могло бы быть введение их выборности. В идеале судейский корпус должен формироваться не из сотрудников правоохранительных органов и секретарей судов, а из людей, не связанных с государственной системой, в результате честного конкурса. Это вполне реальная вещь. Например, в Великобритании до 90% судебных дел рассматривают магистратские суды, в которых работают судьи без юридического образования.

Наконец, следовало бы добиться распространения суда присяжных по наибольшему количеству дел. Это может встретить сопротивление: когда подсудимый выбирает суд присяжных, это воспринимается следователями и прокурорами как личная трагедия и требования к доказательствам возрастают. Но если вам придет повестка в суд присяжных — пойдите, не уклоняйтесь

Записала Наталья Корченкова



нет комментариев




Путь : Главная / Новости / О судейской справедливости в современной России и ее альтернативах. Репортаж о беседе с Сергеем Пашиным
107031 Россия, Москва,
  ул. Петровка, дом 17, стр. 1
Рейтинг@Mail.ru